В недоступных лесах Чехии на берегах Влтавы было тайное убежище грабителей, наводивших ужас на все окрестности. Они были жестокими людьми с окаменевшими лицами и сердцами, и ни к кому не знали никакой пощады. Тот, кто попадал в их руки, был безжалостно обобран до последней нитки и убит. Их руки были по локоть в крови невинных жертв — и поэтому над их главами был всегда занесен меч палача. Но найти и схватить их было очень трудно, так как тайное убежище было надежным, а руководил ими опытный атаман, осторожный словно ястреб.

Даже чешский князь со своим войском не смог поймать атамана и поэтому все близлежащие земли продолжали страдать от разбойничьих набегов. Но все-таки нашлось оружие, способное поразить каменное сердце атамана.

У атамана в лесу была молодая жена и маленький сын, которого они очень любили. И убивая, сам он никогда не задумывался ни о том, как жестока смерть ни о том, что убивая отца семейства, он оставляет его детей сиротами.

И только когда, когда тяжелая болезнь вырвала из его рук любимую жену, он почувствовал, что такое человеческая боль. Как полоумный бродил он по лесу, садился на камни и искал уединения, словно раненый зверь. А няньке ребенка он строго на строго приказал тщательного следить за ребенком, потому, что в лесу есть множество предательских ловушек, перед которыми надо всегда быть начеку: опасные овраги и обрывы, орлы на скалах и хищные звери в норах.

Однажды, когда атаман вернулся из очередной вылазки домой, хижина была пуста. Он побежал в лес в поисках няни, но ее нигде не было. Она пропала вместе с его сыном. От отчаяния он рвал на себе волосы и рычал, словно загнанный зверь, так что его товарищи начали беспокоится о его рассудке.

Они стали его утешать, заверять в своей преданности и поклялись отомстить человеку, который украл его ребенка. Они стали вспоминать, где в последний раз видели няньку, чтобы немедля отправится в том направлении. Один разбойник сказал, что видел ее на берегу реки, другой видел ее спешащей куда-то через скалы. И разбежались они в разные стороны, а затем звали няньку и прислушивались, не слышен ли где-то плачь ребенка. Почти до самого рассвета они с факелами в руках искали ребенка, пока, наконец, не упали от усталости и заснули под деревьями.

А самые молодые, словно серны, взобравшиеся почти на самые вершины скалистых утесов, упирающихся в темный покров неба, остались на ночлег прямо над каменными обрывами.

Когда утреннее солнце на востоке обагрило небо и первым лучами осветило скалу, один из молодых разбойников проснулся и протерев глаза руками. растерянно оглянулся по сторонам. И вдруг ему показалось, что где-то над ним, на вершине скал, плачет ребенок. Он прислушался, затаив дыхание и снова услышал те же звуки. Не мешкая ни минуты, разбойник стал взбираться на вершину, и вдруг оказался лицом к лицу с потерянным ребенком! Младенец лежал в орлином гнезде среди семи птенцов, прильнувших к его телу, малыш был жив и даже не ранен — он был в том же состоянии в котором старый орел принес его, украв у спящей в лесу няньки.

Разбойник схватил ребенка на руки, радостно бросился к атаману. Атаман сразу повеселел, поцеловал ребенка, обнял молодого разбойника и повесил ему на шею свою самое ценное сокровище — золотую цепь.

С тех пор атаман стал молчаливо сидеть у своего убежища, играя с ребенком, и в своих мечах он зачастую не прислушиваются к тому, о чем говорили разбойники. Однажды он созвал их и сказал, что он решил уйти и им придется выбрать другого атамана.

Замок Орлик над ВлтавойЗамок Орлик над Влтавой

«Мы не оставим тебя», закричали разбойники, словно на одном дыхании. «На скале, где был найден твой ребенок, мы построим замок, и будем тебе там преданно служить». Капитан с радостью принял их предложение и с удовольствием приступил к работе. За три года, был возведен красивый замок, гордо возвышающийся на скале, а вокруг него ракинулись деревни с зелеными лугами и полями. Когда чешский князь услышал, как изменился атаман и его банда, он сменил гнев на милость и даровал бывшему атаману окрестные земли в пожизненное пользование.

И именно поэтому замок на скале получил название Орлик в память об орлином гнезде, в котором нашли пропавшего ребенка.

(По мотивам книги Йозефа Павла: легенды чешских крепостей и замков; издание третье обновленное — Melantrich 1995)
Перевод Danylo Tsyvenko